Интернет: виртуальный рай или реальность богочеловека?

Киселева Ю.Н. Интернет: виртуальный рай или реальность богочеловека? // Міжнародна наукова конференція "Дні науки філософського факультету – 2013", 16–17 квіт. 2013 р. : [матеріали доповідей та виступів] / редкол.: А. Є. Конверський [та ін.]. – К. : Видавничо-поліграфічний центр "Київський університет", 2013. – Ч. 5. – 287 с. – С. 141.143.

Поставлен вопрос о целесообразности рассмотрения современного интернет-пространства как пространства новой религиозности, которое становится для человека современного секулярного общества воплощенной мечтой о рае, давая ему иллюзию всемогущества и даже богоравенства.

Одной из актуальных проблем современной философии и социально-гуманитарных наук является анализ влияния современных информационно-коммуникационных технологий на трансформацию религиозной жизни. Однако, сегодня следует говорить уже не столько о влиянии информационных и коммуникационных технологий на религиозность, не столько о переносе тех или иных религиозных практик в виртуальное пространство, сколько становлении самого виртуального пространства как пространства религиозного.

Виртуальное пространство сегодня – это пространство свободы, онтологическими характеристиками которого являются принципиальная вариативность и множественность, стирание пространственных и временных границ, иллюзия анонимности и сокрытости его обитателей, отсутствие форм централизованного контроля и управления. Пространство, обладающее подобными характеристиками, закономерно становится благодатной почвой для удовлетворения чаяний и мечтаний людей – в пределах, немыслимых в мире физическом.

Это пространство самосозидания и конструирования собственной идентичности, "искусства себя", "самоизобретения" [1]. В отличие о физического мира, задающего индивиду чёткие рамки для самоидентификации (пол, возраст, внешняя привлекательность, этническая принадлежность, профессия, социальный статус) – мир виртуальный даёт пользователю свободу самопрезентации, ограниченную лишь его фантазией.

Таким образом, речь идет о пространстве относительно равных возможностей. Потенциально анонимная, и дающая значительно меньшие, по сравнению с физическим миром, возможности физического контакта и проверки соответствия виртуальной личности "реальному" облику её владельца, эта среда знает только один критерий оценки: сконструированный виртуальный образ и способность к его популяризации. Поэтому виртуальное пространство – это пространство известности, где можно в кратчайшие сроки широко "раскрутить" себя.

Сетевое пространство, особенно с распространением социальных ресурсов поколения 2.0, становится пространством всеобщего творчества [2]. "Быть" в киберпространстве – значит писать" [3], ведь существование в этой, сплошь символической среде возможно лишь в одной форме – в форме знаков и текстов. Это обязывает человека к постоянной творческой активности, воссозданию себя и окружающей реальности с помощью символов, позволяя ему почувствовать себя творцом окружающей реальности и собственных идеальных миров. Даже виртуальная личность, зафиксированная текстуально или визуально и представленная на оценку других пользователей, неминуемо становится своеобразным жанром творчества. При этом происходит слияние субъекта творчества (автора) с его объектом – ведь, создавая виртуальные личности, автор, фактически, творит самого себя – и зачастую во множестве вариантов.

Этот опыт переживания собственной множественности дает возможность "прожить много жизней, сменить много имён" [3], изменяя свою виртуальную личность со скоростью и в пределах, немыслимых в материальном мире. Следовательно, виртуальное пространство – это пространство небинарности, сфера преодоления самого фундаментального принципа западной рациональности – бинарной структуры мира. В этой среде – бесконечно вариативной и множественной, интерактивной и диалогичной находят своё предельное выражение тенденции постмодернизма, исходным пунктом которого является не порядок, а хаос, а объективную реальность заменяют разные формы дискурса. Именно здесь каждый получает возможность выхода за пределы двоичности в бесконечное пространство вариаций.

Наконец, виртуальное пространство – это пространство "вездесущия", позволяющее одновременно "присутствовать" в нескольких различных местах, находиться в диалоге со многими людьми, отслеживать в режиме реального времени события в самых отдаленных точках планеты.

Это пространство потенциального бессмертия. Сетевые интеракции, основанные только на документах, происходят в письменном виде, что даёт возможность сохранения любой информации. Множественность "жизней" в компьютерных играх и виртуальных мирах, потенциально бесконечный срок существования страниц в социальных сетях, возможность тиражирования произведений собственного творчества – всё это даёт ощущение преодоления собственной конечности, трансцендирования за пределы себя. Таким образом, можно говорить о виртуальном пространстве как о пространстве переживания мистического опыта, само пребывание в котором становится "религиозным переживанием, формой религиозного опыта, фактически – опытом выхода из тела" [4].

Благодаря перечисленным особенностям, современное виртуальное пространство становится для его "обитателя" пространством игры, праздника, то есть местом, где становится возможным воплощение мечты, не всегда выполнимой в физической реальности. Как сфера реализации желания и мечты, мир интернета, мир виртуальной реальности в чем-то напоминает мечту о рае [5].

Но этот "виртуальный рай" творится не трансцендентным тварному миру Богом, а каждым человеком по его собственному образу и подобию. Таким образом, в отличие от пространства традиционных, "физических" религий, виртуальное пространство, понимаемое как пространство новой религиозности, не столько становится средством контакта с трансцендентным, сколько создаёт иллюзию всемогущества, позволяя человеку не приблизиться к божественному, но почувствовать себя им. Поэтому сегодня можно говорить о том, что, создав Интернет, человек, фактически, обрел то пространство, в котором он более, чем когда бы то ни было, смог почувствовать своё богоравенство. И осознание себя в этом новом статусе неизбежно накладывает отпечаток на все, без исключения, формы жизненной активности человека – уже не только в виртуальном, но и в физическом мире.

- See more at: http://ilami.pro/activities/internet-virtualnyy-ray-ili-realnost-bogoche...

Одной из актуальных проблем современной философии и социально-гуманитарных наук является анализ влияния современных информационно-коммуникационных технологий на трансформацию религиозной жизни. Однако, сегодня следует говорить уже не столько о влиянии информационных и коммуникационных технологий на религиозность, не столько о переносе тех или иных религиозных практик в виртуальное пространство, сколько становлении самого виртуального пространства как пространства религиозного.

Виртуальное пространство сегодня – это пространство свободы, онтологическими характеристиками которого являются принципиальная вариативность и множественность, стирание пространственных и временных границ, иллюзия анонимности и сокрытости его обитателей, отсутствие форм централизованного контроля и управления. Пространство, обладающее подобными характеристиками, закономерно становится благодатной почвой для удовлетворения чаяний и мечтаний людей – в пределах, немыслимых в мире физическом.

Это пространство самосозидания и конструирования собственной идентичности, "искусства себя", "самоизобретения" [1]. В отличие о физического мира, задающего индивиду чёткие рамки для самоидентификации (пол, возраст, внешняя привлекательность, этническая принадлежность, профессия, социальный статус) – мир виртуальный даёт пользователю свободу самопрезентации, ограниченную лишь его фантазией.

Таким образом, речь идет о пространстве относительно равных возможностей. Потенциально анонимная, и дающая значительно меньшие, по сравнению с физическим миром, возможности физического контакта и проверки соответствия виртуальной личности "реальному" облику её владельца, эта среда знает только один критерий оценки: сконструированный виртуальный образ и способность к его популяризации. Поэтому виртуальное пространство – это пространство известности, где можно в кратчайшие сроки широко "раскрутить" себя.

Сетевое пространство, особенно с распространением социальных ресурсов поколения 2.0, становится пространством всеобщего творчества [2]. "Быть" в киберпространстве – значит писать" [3], ведь существование в этой, сплошь символической среде возможно лишь в одной форме – в форме знаков и текстов. Это обязывает человека к постоянной творческой активности, воссозданию себя и окружающей реальности с помощью символов, позволяя ему почувствовать себя творцом окружающей реальности и собственных идеальных миров. Даже виртуальная личность, зафиксированная текстуально или визуально и представленная на оценку других пользователей, неминуемо становится своеобразным жанром творчества. При этом происходит слияние субъекта творчества (автора) с его объектом – ведь, создавая виртуальные личности, автор, фактически, творит самого себя – и зачастую во множестве вариантов.

Этот опыт переживания собственной множественности дает возможность "прожить много жизней, сменить много имён" [3], изменяя свою виртуальную личность со скоростью и в пределах, немыслимых в материальном мире. Следовательно, виртуальное пространство – это пространство небинарности, сфера преодоления самого фундаментального принципа западной рациональности – бинарной структуры мира. В этой среде – бесконечно вариативной и множественной, интерактивной и диалогичной находят своё предельное выражение тенденции постмодернизма, исходным пунктом которого является не порядок, а хаос, а объективную реальность заменяют разные формы дискурса. Именно здесь каждый получает возможность выхода за пределы двоичности в бесконечное пространство вариаций.

Наконец, виртуальное пространство – это пространство "вездесущия", позволяющее одновременно "присутствовать" в нескольких различных местах, находиться в диалоге со многими людьми, отслеживать в режиме реального времени события в самых отдаленных точках планеты.

Это пространство потенциального бессмертия. Сетевые интеракции, основанные только на документах, происходят в письменном виде, что даёт возможность сохранения любой информации. Множественность "жизней" в компьютерных играх и виртуальных мирах, потенциально бесконечный срок существования страниц в социальных сетях, возможность тиражирования произведений собственного творчества – всё это даёт ощущение преодоления собственной конечности, трансцендирования за пределы себя. Таким образом, можно говорить о виртуальном пространстве как о пространстве переживания мистического опыта, само пребывание в котором становится "религиозным переживанием, формой религиозного опыта, фактически – опытом выхода из тела" [4].

Благодаря перечисленным особенностям, современное виртуальное пространство становится для его "обитателя" пространством игры, праздника, то есть местом, где становится возможным воплощение мечты, не всегда выполнимой в физической реальности. Как сфера реализации желания и мечты, мир интернета, мир виртуальной реальности в чем-то напоминает мечту о рае [5].

Но этот "виртуальный рай" творится не трансцендентным тварному миру Богом, а каждым человеком по его собственному образу и подобию. Таким образом, в отличие от пространства традиционных, "физических" религий, виртуальное пространство, понимаемое как пространство новой религиозности, не столько становится средством контакта с трансцендентным, сколько создаёт иллюзию всемогущества, позволяя человеку не приблизиться к божественному, но почувствовать себя им. Поэтому сегодня можно говорить о том, что, создав Интернет, человек, фактически, обрел то пространство, в котором он более, чем когда бы то ни было, смог почувствовать своё богоравенство. И осознание себя в этом новом статусе неизбежно накладывает отпечаток на все, без исключения, формы жизненной активности человека – уже не только в виртуальном, но и в физическом мире.

 

Література 

1. Горный Е. Онтология виртуальной личности: http://www.netslova.ru/gorny/selected/ovl.html. 2. Киселева Ю. Н. Феномен "панавторства" и проблема идентичности в современном сетевом обществе // Роль науки, релігії та суспільства у формуванні моральної особистостi: матеріали XXVIII Міжнародної науково-практичної конференції. – Донецьк, 2010. – С. 146–149. 3. Эпштейн М. Н. О виртуальной словесности: http://old.russ.ru/journal/netcult/98–06–10/epstyn.htm. 4. Лири Т. Семь языков Бога. – К. ; М., 2002. 5. Соколов Б. Рай гиперпространства // Образ рая: от мифа к утопии / [ред. М. Шахнович]. – СПб., 2003. – Т. 31. – С. 149–151.