«Subjektgeist» как онтологическая детерминанта

Дата публікації: 
2014-04-18
Завершено
Тип публікації: 
матеріали конференції
Обсяг (т.зн.)
3.50
Киселёва Ю.Н. «Subjektgeist» как онтологическая детерминанта / Роль науки, релігії та суспільства у формуванні моральної особистості: матеріали XXXІII Міжнародної науково-практичної конференції (18 квітня 2014 року, Донецьк). - Донецьк: Східний видавничий дім, 2014. – 180 с. - С. 45-46.

В доповіді впроваджується термін «Subjektgeist», для означення своєрідного суб’єктного типу, суб’єктної парадигми, яка притаманна будь яким культурно-історичним епохам та може розглядатись як їхня фундаментальна ознака, яка зумов-лює всі прояви цих епох та їхні відмінності однієї від іншої. 

Тема предельных оснований и поиск стержневого компонента культуры, её духа, основания, определяющего и формирующего все мировидение конкретного человека или культурно-исторической общности также является одним из центральных вопросов философии. Это предельное основание в разных концепциях выражается через категории рациональности, идентичности, ментальности, мировоззрения, духа времени и пр., которые не выводятся ни из каких других категорий культуры, но, наоборот, сами определяют все остальные категории.

Одно из самых емких названий этому предельному «нечто» дал в 1769 году И.Г. Гердер для перевода с латыни названия работы филолога C.A. Koltzand «Genius saeculi» (букв. «дух столетия»). Так он ввел в немецкий язык термин “Zeitgeist” («дух времени» «дух эпохи»), который затем приобрел широкую известность как одно из обозначений Духа в концепции Г.В.Ф. Гегеля (сам Гегель использовал близкие формулировки, в частности, «der Geist seiner Zeit»).

Без преувеличения можно утверждать, что одним, если не важнейшим, основанием культуры являются субъектные характеристики составляющих ее людей. Действительно, одной из центральных категорий современной теории познания и смежных областей знания является категория «субъективность», характеризующая человека познающего и познавательные отношения. Совокупной характеристикой человека действующего может служить категория «субъектность», понимаемая в светской науке как функция социальности, характеризующая отношение «человек – род, общество», а в религиозной антропологии – также отношение «человек-транцендентное».

Вслед за Гердером обозначим синтетическую категорию, объединяющую две указанные характеристики человека как познающего и действующего субъекта как «Subjektgeist», подразумевая под этим понятием совокупность форм субъективности и субъектности, характерных для той или иной культурно-исторической общности и рассматривая его как предельное онтологическое основание, важнейшее системообразующее свойство, которое детерминирует бытие данной социальной системы, определяет тот самый Дух эпохи, контуры и структуру онтологической модели мира, опосредованно проявляясь в типе идентичности, рациональности, ценностные установки, смысложизненные ориентации, формы поведения и так далее.

При этом речь идет не о фиксированной характеристике человека или общества, но о характеристике отношения между ними. Всякий раз это не только иная реальность, но и другой человек, взаимодействующий с ней.

Subjektgeist можно представить как переменную, номинально присущую любой культуре или эпохе, но фактически принимающей разные значения. Как и все философские категории, она формальна, то есть конкретно-историческое наполнение ее определяется совокупностью конкретных значений субъективности и субъектности. Следовательно, может быть намечена соответствующая методология анализа исторических эпох или культур в разрезе следующих ключевых моментов: субъективности (как характеристики познавательной сферы, области морали, этики, аксиологии), субъектности (как характеристики деятельностной и социальной сферы, осознание собственного статуса (субъектного или объектного) перед лицом социальной, божественной, природной или другой реальности), а также доля субъектов, обладающих правом «производства реальности» в данном обществе.