От феноменологии к социальной инженерии: две стороны конструктивистской парадигмы

Киселева Ю.Н. От феноменологии к социальной инженерии: две стороны конструктивистской парадигмы // Сучасна людина у культурному універсумі: Матеріали студентської науково-філософської конференції Донецького національного технічного університету 10 травня 1012 року. – Донецьк: ДонНТУ, 2012. – 152 с. – С. 74-76.

Рассмотрена взаимосвязь между феноменологическим подходом в социальных науках и инженерным подходом, представляющим социум как объект целенаправленного конструирования. Показано, что эти две методологические позиции различаются расстановкой акцентов на разных сторонах одного и того же феномена – конструирования смыслов социальной реальности: теоретическом (понять, как это работает) и практическом (заставить это работать в соответствии с заданными параметрами).

Облик социально-философской мысли второй половины ХХ века в значительной степени сформирован в контексте двух тенденций, тесно между собой связанных, но между которыми, тем не менее, редко проводятся параллели. Речь идет, во-первых, о доминировании в социальных науках феноменологического подхода (в частности, таких его направлений, как феноменологическая социология и социальный конструкционизм), а, во-вторых – о становлении инженерного подхода к пониманию социума как объекта технологизации и целенаправленного конструирования.

Несмотря на различия двух обозначенных мировоззренческих позиций, при ближайшем рассмотрении становится очевидным, что они, фактически, являются ответом на одно и то же исходное предположение – о том, что социальная реальность является не объективной данностью, предзаданной человеческому восприятию, а пространством и объектом непрерывного «конструирования», осуществляемого в результате коммуникативных актов множества социальных субъектов. Итак, в обоих случаях идет речь о конструировании социальной реальности. «Водоразделом» же между двумя обозначенными подходами становится ответ на вопрос о спонтанности или сознательности такого конструирования, о возможности (и необходимости) целенаправленной деятельности в данном направлении, а, следовательно – о субъектах этого процесса.

В работах основоположников теории дискурса (М. Фуко, П. Бурдье), представителей интеракционистской школы социологии (Ч. Кули,  Г. Мид), в феноменологической социологии А. Шюца, в социологии знания от К. Манхейма до П. Бергера и Т. Лукмана и целом ряде других направлений социально-философской мысли делается акцент на феноменологическом понимании социального конструирования. Такой методологический подход можно обозначить как феноменологический (констатирующий) конструктивизм. Если же мы обратимся к работам практиков, разрабатывающих такие направления как социальная инженерия, социальные технологии, политические технологии и пр., то увидим, что зачастую социальное конструирование рассматривается как социальное проектирование, программирование - один из этапов деятельности социального инженера, наравне с социоинженерными исследованиями, управленческим консультированием и пр. Обозначим этот подход как социоинженерный конструктивизм. Первый подход – результат феноменологического переворота второй половины ХХ столетия. Второй – плод синтеза естественных и социальных наук, становления системного подхода и формирования научного, секулярного, предельно рационализированного и эмансипированного мировоззрения.

Процесс становления социоинженерного конструктивизма – практической управленческой деятельности является исторически первым: формирование его началось,  фактически, с формированием самого человеческого общества. Однако в течение длительного времени, этот процесс оставался в рамках теории и практики управления, не претендуя на осуществление масштабных трансформаций тех или иных социальных институтов и механизмов в целом. Становлению социальной инженерии в современном понимании способствовал ряд изобретений XVI-XIX веков – создание печатного станка, массовых школ, консолидация потоков дисциплинированной рабочей силы в городах, а также мировоззренческие трансформации этого периода – распространение инженерных идей, эмансипация, секуляризация, рационализация.

Теоретическое же осознание того, что привычные общественные явления и вся воспринимаемая реальность – не что иное, как конструкции, «построенные» теми или иными социальными субъектами, формируется в социальных науках лишь во второй половине ХХ столетия и может быть обозначено как феноменологический конструктивизм. Его становление связано с феноменологическим переворотом, ставшим одной из фундаментальных мировоззренческих трансформаций ХХ века. Одним из направлений, возникших в рамках феноменологического подхода, и является конструктивизм, в том числе, социальный. Отличие его позиции от социоинженерного конструктивизма, состоит в ее преимущественно эпистемологической направленности: даже в концепциях, говорящих о «социальном конструировании реальности» (например, П. Бергер и Т. Лукман, А. Шюц) в понимании социальной реальности с позиции объекта влияния, который стремится осознать механизм этого влияния, приблизившись к объективному видению реальности. При этом практика, то есть методология конструирования, остается за пределами интереса.  

Итак, два выделенных направления конструктивистской парадигмы – феноменологический и социоинженерный конструктивизм – базируясь, в сущности, на одной и той же основной идее – идее сконструированности (а не предзаданности) социальной реальности, различаются, главным образом, расстановкой акцентов на разных этапах одного и того же процесса, разных сторонах одного и того же феномена – конструирования смыслов социальной реальности: теоретическом (понять, как это работает) и практическом (заставить это работать в соответствии с заданными параметрами). В целом же, в последние десятилетия интерес мирового сообщества к технологиям конструирования и развития социальных институтов и различных сфер жизнедеятельности значительно возрос. Это вплотную сближает два рассмотренных подхода – феноменологический и социоинженерный конструктивизм – и открывает новые горизонты для их развития и интеграции.