Философское образование как ядро модели "Метаобразования"

Киселева Ю.Н. Философское образование как ядро модели "Метаобразования" // Філософські виміри сучасної соціальної реальності: Матеріали міжнародної наукової конференції. – Т2. – Донецьк, 2011. – 249 с. – С. 208-210.

Сделано утверждение о том, что современное университетское образование утрачивает статус «элитарности», становясь доступным большинству молодых людей. С другой стороны, реалии информационного общества создают потребность в высшем метадисциплинарном образовании, которое, в отличие от высшего узкоспециального образования может занять опустевшее место элитарного высшего образования. В качестве  возможного ядра такого образования рассматривается образование философское.

В современном украинском обществе университетское образование, до последних десятилетий доступное немногим и потому бывшее признаком интеллектуальной элитарности, утратило этот статус, превратившись из знака «избранности» в  свидетельство обладания стандартным  объёмом знаний. Другой характерной чертой современного высшего образования (в данном случае речь идёт уже не об украинских, но об общеевропейских тенденциях) является всё более узкая специализация выпускаемых ВУЗами специалистов. В обществе, где возрожденческий идеал «homo universalis», а вместе с ним и традиционное  гуманитарное образование давно утратили популярность, большинство молодых людей стремится зарабатывать, а не блистать кругозором – поэтому в цене практика, а не теория; узкие профессионалы, а не эрудированные дилетанты. В результате, несмотря на обязательное присутствие в учебных планах цикла общегуманитарных дисциплин, выпускники ВУЗов имеют всё меньше точек соприкосновения друг с другом, не обладая ни видением целостной картины мира, ни желанием это видение обрести.  И, хотя узкая специализация обеспечивает «производство» профессионалов, каждый из которых досконально разбирается в определённой области знания, а не предается пространным размышлениям, эту тенденцию вряд ли можно считать положительной.

Обозначенные выше тенденции, являются  свидетельством того, что высшее образование в классическом смысле сегодня фактически перестаёт существовать, во-первых, став общедоступным (то есть утратив превосходную степень и поэтому не могущим называться «высшим»), а во-вторых,  возвращаясь к образованию узкопрофессиональному, по сути, ремесленному – пусть и на более высоком уровне. Поэтому на фоне утраты статуса высшего образования в среде «среднего класса», в немногочисленной прослойке "интеллигенции" вполне закономерно начинают формироваться противоположные тенденции – модель Life Long Education (образование на протяжении жизни) и феномен так называемых "мультидипломированных специалистов". В Европе (впрочем, эта тенденция начинает распространяться и на Украину) наблюдается настоящий бум образования: обладание несколькими дипломами ВУЗов плюс сертификатами о множестве оконченных профессиональных курсов и тренингов личностного роста становится в этой среде почти нормой.

Осмысление двух обозначенных проблем (общедоступность высшего образования и, как следствие, снижение его уровня и всё большая специализация и фрагментация знаний выпускников) приводит к предположению: возможно, пришло время поднять вопрос о необходимости надстройки над пространством изолированных очагов приобретения знания (а именно так можно охарактеризовать современную систему образования), ещё одного, действительно высшего уровня – образования не профессионального, но универсального; направленного не на обособление и дифференциацию отдельных сегментов знания, но на их интеграцию в одно междисциплинарное и внутренне целостное пространство – пространство не столько знания, сколько понимания, видения мира? Вывод – почти платоновский: ядром такого образования может быть только философия [3], единственная из всех сфер человеческого духа ставящая перед собой задачи связывания всего воедино и проникновения в глубины познания, не доступные (и не интересные) ни одной из других отраслей знания.  В связи с этим один из возможных векторов развития философского образования в современном обществе можно увидеть именно в новом его позиционировании в общей структуре высшего образования. Пора вывести философию на то привилегированное место в системе образования, которое она занимала изначально. Именно из стен философских факультетов должны выходить будущие "конструкторы социальной реальности".

Собственно, так зачастую и происходит, но это скорее "побочный эффект", чем декларируемая задача факультетов. К тому же, хотя философское образование единственное из всех существующих направлений высшего образования потенциально может стать базой описанной модели универсального образования, это не означает, что в своём сегодняшнем виде оно способно этот потенциал реализовать. Студент сегодня обучается философии на базе чисто философского материала, почти полностью находясь вне какого бы то ни было влияния естественнонаучного или культурно-гуманитарного знания; в то же время в небольших фрагментах такого знания, получаемого студентами, обычно отсутствует философское содержание [4].

Поэтому сегодня актуален вопрос о трансформации философского образования, причём речь идёт не о традиционном его понимании, а, скорее о «философии Всего» в духе идей Пико делла Мирандолы, мечтавшего собрать в одной книге знания «обо всём, что познаваемо» [2] или Огюста Конта, утверждавшего, что стоит создать для изучения общих положений научных общностей (generalites scientifiques) новую отдельную специальность [1], которая действительно сможет претендовать на статус высшего (то есть дающего знание более высокого порядка по сравнению с другими специальностями) образования.

Література 

1. Конт О. Курс позитивной философии. // Антология мировой философии. Т.3. Буржуазная философия конца XVIII в. - первых двух третей XIX в. - М.: Мысль, 1971. – 760 с.

2. Пико делла Мирандола. 900 тезисов (тезисы 1-400). – М.: Издательство Русской Христианской гуманитарной академии, 2010г. – 264 с.

3. Платон. Государство. – М.: Наука, 2005 г. – 572 с.

4. Пукшанский Б.Я. О философском образовании и философской культуре. // Вестник русской христианской гуманитарной академии, 2009, №1. - с. 28-31.