Феномен "панавторства" и проблема идентичности в современном сетевом обществе

Киселева Ю.Н. Феномен "панавторства" и проблема идентичности в современном сетевом обществе // Роль науки, релігії та суспільства у формуванні моральної особистостi: матеріали XXVIII Міжнародної науково-практичної конференції. - Донецк : IПШI "Наука і освіта", 2010. - С. 146-149.

Следствием бурного развития современных информационных и коммуникационных стало формирование одной из наиболее фундаментальных характеристик современного киберпространства – становление его как среды тотального, всеобщего творчества, понимаемого в двух аспектах: как активное участие в сотворении окружающей реальности и как творчество самосозидания. Предложено обозначить этот феномен понятием «панавторство», понимая его как процесс совместного конструирования, со-творения значительным количеством членов общества (в максимуме – всеми), окружающей реальности – причём уже не только виртуальной.

Личность человека эпохи постмодерна часто представляют расщеплённой на множество идентичностей, которые не удаётся привести к «единому знаменателю». Но с развитием телекоммуникаций, в особенности, сети Интернет, не менее значимой становится и другая сторона «кризиса идентичности»: «растворение» личности в бесконечном пространстве сетевых коммуникаций, получившее предельное воплощение в размытии грани между автором и читателем.

С одной стороны, сетевые технологии, дав возможность каждому человеку мгновенно и бесплатно создавать и распространять любую информацию, положили начало новой коммуникационной и информационной эпохе, «освободив литературу от власти печатного станка». Миллионы пользователей Сети изменяют свою прошлую пассивную роль потребителей информации на новую – гиперактивную, и Интернет становится платформой для беспрецедентного творчества. Но существует и другая сторона вопроса: стремительный процесс всё большего слияния автора и читателя, актёра, режиссера и зрителя. Круг замыкается: сами пользователи Сети создают произведения  для неё - и сами же являются их читателями. Интерактивная, диалогичная по своей сути сетевая литература даёт возможность любому читателю стать соавтором текста, изменяя и дополняя его по собственному усмотрению. Таким образом, автор в буквальном смысле разделяет право на создаваемый текст с множеством читателей. Речь идёт ещё не о «смерти автора», провозглашённой Р. Бартом, но о «растворении» индивидуального автора в безымянном коллективном разуме (творчестве). В отличие от идеи Барта, противопоставившего автора и читателя и отдавшего всю полноту власти над текстом читателю, теперь и автор, и читатель исчезают, превращаясь в равноправных соавторов.

В сетевой литературе происходит также слияние автора и его персонажа. В печатной литературе эту дистанцию поддерживает сама форма печатной книги, пространственно удаленной от своего автора. В Интернете, с его возможностями интенсивного общения on-line, эта дистанция исчезает. И если проект постмодерна дистанцирует автора от произведения, то сегодня имеет место обратный процесс – их предельное сближение вплоть до полного слияния. Учитывая безграничные возможности умножения "виртуальных личностей" в сетевом коммуникативном пространстве, сам «автор» в Интернете превращается, фактически, в особый жанр литературного творчества, комплексный PR-проект. А значит, можно вести речь о грядущей виртуализации авторства, разрушительной для реального автора как самостоятельной знаковой фигуры.

Наконец, третье слияние – это слияние самих текстов, стирание грани между ними. В сетевой литературе, построенной на гипертексте с его бесконечным ветвлением, принципиально меняется статус отдельного произведения. Тысячи гиперссылок, тянущихся практически от каждого слова, соединяют между собой тексты разных авторов, делая переход от одного текста к другому, от одного автора к другому всё менее заметным для читателя. Здесь в буквальном смысле воплощается концепция интертекстуальности Р. Барта, согласно которой «каждый текст представляет собой новую ткань, сотканную из старых цитат». Всё становится связанным со всем, и, фактически, сетевое литературное пространство сплетается в единый гигантский метатекст, в котором всё менее выделяются отдельные произведения.

Добавим к этому растущую популярность движения за свободную и открытую информацию, открытую науку, программное обеспечение с открытым кодом; коллективные энциклопедические и справочные ресурсы, не предполагающие явного указания авторства; многократное копирование одних и тех же текстов тысячами пользователей, размещающих их на страницах виртуальных дневников. Всё это ведёт к тому, что любой текст в Сети становится всеобщим, надындивидуальным. Фактически, происходит своего рода «информационная контрреволюция», возвращающая нас к неавторской культуре – как она существовала, в частности в дописьменную эпоху.

Сегодня Интернет действительно становится коллективным разумом, ноосферой, в которой аккумулируются немыслимые ранее объёмы данных – причём данных, в большинстве своём, открытых для всеобщего использования. Несомненно, подобная информационная открытость станет платформой для беспрецедентного прироста информации. Но с другой стороны, происходящее можно расценивать как исчезновение отдельно взятой личности, растворение индивидуального во всеобщем. Сложно однозначно определить, чем же является в этом смысле современная эпоха: расцветом всеобщего творчества и авторства или же началом всеобщей анонимности и  безымянности? Ведут ли обозначенные тенденции к всё более полному самораскрытию каждого индивида или к слиянию всех в единую безликую Сеть, создающую бесконечный метатекст? Возможно, единичная, суверенная книга вообще исчезнет – так же как и единичный автор? Вопросы остаются открытыми. Но, так или иначе, революция информационно-коммуникативной сферы только началась, и грядущие перемены затронут все стороны жизни общества, изменив, вероятно, само представление об идентичности и индивидуальности.